Танец Волка :: Тексты :: Новая Азбука :: группа Пикник и пикникомания
Stolica.ru
Реклама в Интернет | "Все Кулички"

Главная

Танец Волка

1984

Много дивного на свете

Много дивного на свете,
Стоит дверь лишь распахнуть;
Подойдите ближе, дети:
Я вам что-то расскажу:

Жили тут двое - горячая кровь,
Неосторожно играли в любовь.
Что-то следов их никак не найти
Видно с живыми им не по пути.

Вдруг кто-то камнем упал с высоты,
Видно летел он на крыльях мечты.
Прыгая с крыши мог он не знать,
Как нелегко научиться летать.

С каждым днем тише нетвердый мой шаг,
А тело, как клетка, где птицей бьется душа.
Вижу, как идет навстречу кто-то в белом и с косой;
Все мы гости в этом мире, пора домой!

Дети притихли от песни моей:
"Дядя, наверное всех ты умней!
Мы не хотим ничего упустить,
Дядя, скорей, научи же нас жить!

Дети набросились, стали пытать:
Ох, если б мог я хоть что-то сказать!

Пора домой!

Инквизитор

Нет и нет, мне не до смеха,
Нет окна и дверь размыта;
Ведь пытать меня приехал
Сам Великий Инквизитор.
Инквизитор наседает,
Подбирает инструмент;
"Ты скажи мне все, что знаешь,
Полегчает и тебе".

Он наверное хочет меня открыть
Как простой чемодан, он знает одно,
Даже в самом пустом из самых пустых
Есть двойное дно, есть двойное дно.

Если б были еще силы,
Я б сказал ему: "Мой милый,
Я не знаю кто я, где я,
Что за силы правят миром;
И мои опутал ноги
Длинных улиц лабиринт"...
Инквизитор мне не верит,
Заворачивает винт.

Он наверное хочет меня открыть
Как простой чемодан, он знает одно,
Даже в самом пустом из самых пустых
Есть двойное дно, есть двойное дно.

Видно был я здесь не первый
Окружен такой любовью,
И во всех углах таились
Призраки средневековья.
Тени в черных капюшонах
Выползают из щелей
Наблюдают напряженно
За добычею своей.

Они все захотели меня открыть,
Как простой чемодан, они знают одно,
Даже в самом пустом из самых пустых
Есть двойное дно, есть двойное дно.

Я иду по дну

Я иду по дну,
Я гоню волну,
Среди тихих камней,
Да погасших огней.
Дрожит на семи ветрах мой океан,
Что ты там ищешь так долго? - Свой след.
Наверно там есть горы жемчуга? - Их нет.
Не может быть чтоб это было так, нет, нет,
Что ты там делаешь, скажи же нам, ну?! - Я иду по дну.

Это дело по мне,
Танцевать в глубине,
Среди тихих камней,
Да погасших огней.

Дрожит на семи ветрах мой океан,
Что ты там ищешь так долго? - Свой след.
Наверно там есть горы жемчуга? - Их нет.
Не может быть чтоб это было так, нет, нет,
Что ты там делаешь, скажи же нам, ну?! - Я иду по дну.

Я иду по дну,
Я гоню волну,
Еще одну,
И еще одну.

Дрожит на семи ветрах мой океан,
Что ты там ищешь так долго? - Свой след.
Наверно там есть горы жемчуга? - Их нет.
Не может быть чтоб это было так, нет, нет,
Что ты там делаешь, скажи же нам, ну?! - Я иду по дну.

Великан

Если б мне такие руки,
Руки как у великана,
Я б сложил их на своих коленях,
Сам сидел бы тихо, тише вздоха, тише камня.

Если б мне такие крылья,
Чтоб несли меня по свету,
Ни минуты не колеблясь
Я бы вырвал их и бросил ветру, бросил ветру.

Если б мне глаза такие,
Чтоб все видели, преград не зная,
Я б закрыл их плотно-плотно,
Сам сидел бы тихо, головой качая, головой качая.

Если б залилась ты смехом,
С ветром косами играя,
Я летел бы вслед за эхом,
Дивный голос догоняя, догоняя.

А учили меня летать

Когда я выучил все буквы
И начал говорить, меня послушав
Ты крикнула: "Так это же "Записки сумасшедшего",
Я их уже читала, это скучно".

А учили меня летать те, кто к камням прикован цепями,
А учили меня любить с провалившимися носами.

Я такой же как был, все мое в кулаке,
Не хватает лишь пальца на правой руке.
Он наказан и будет с ним так до конца,
Он так долго касался чужого лица.
Не дрожи, это я, я на ощупь пришел,
Зная только одно: твоя кожа как шелк.
Не сочти за труды и запомни одно:
Я еще не забыл, как когда-то давно:

А учили меня летать те, кто к камням прикован цепями,
А учили меня любить с провалившимися носами.

Видно рано затеял я праздновать бал,
Стерегли твой покой два железных раба,
И решив меж собой будто я не в себе,
Один поднял меня, да высоко вверх,
И нацелив туда, да где самое дно,
Он швырнул меня вниз, позабыв об одном:

А учили меня летать те, кто к камням прикован цепями,
А учили меня любить с провалившимися носами.

Железный орех

Когда наскучит биться лбом
В дверь нарисованную на стене,
Слушай, наверное я плюну на все,
Пусть другие грызут железный орех.

Я считаю до трех:
Пусть его унесут, я о нем никогда не мечтал!
Мама, где я, куда я попал?!
Мама, где я?

А рядом какие-то люди
Идут по свету на ощупь,
Трогают лица руками,
Лезут с ботинками в душу,
И вместо сладкой конфетки
Суют нам железный орех.

Я считаю до трех:
Пусть его унесут, я о нем никогда не мечтал!
Мама, где я, куда я попал?!
Мама, где я?

Они будут звонить по ночам,
И тогда нелегко промахнуться,
И тем кто оглох, и тем кто не хочет смотреть
Как хрустит на зубах железный орех.

Я считаю до трех:
Пусть его унесут, я о нем никогда не мечтал!
Мама, где я, куда я попал?!
Мама, где я?

Новозеландская песня

Вянут цветы, жухнет трава,
Мальчик чахоточный колет дрова.
В ржавую зелень солнце зашло,
Вместе с ногой детство ушло.

Вянут цветы, жухнет трава,
Мальчик чахоточный колет дрова.
А прошлой весною, (всем бы нам так!)
Прошлой весною нашел он пятак!

2002-2005 © Новая Азбука


Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100