Превращение :: Статьи :: Новая Азбука :: группа Пикник и пикникомания
Stolica.ru
Реклама в Интернет | "Все Кулички"


на главную

главнаякнига даткнига толкованийопрос
архив рассылкитексты песенслово о...
картао сайтепоискссылкикнига гостейчат

Рассылка MailList.Ru

Статьи
Виктор Рудерман: "Зритель, который ходит на наш спектакль, видимо, умеет читать знаки и символы "Пикника" ◊ George Гуницкий

Виктор Рудерман: "Зритель, который ходит на наш спектакль, видимо, умеет читать знаки и символы "Пикника"

Драматические спектакли по мотивам прозы Франца Кафки на сцене идут не слишком часто. Тем более что, собственно, пьес Кафка не сочинял, а инсценировать его прозу непросто, и вообще не каждый театральный деятель на это решится. Тем не менее, в Питере уже несколько раз на протяжении последнего времени демонстрировался спектакль "Превращение", поставленный режиссером Виктором Рудерманом.

Сразу оговорюсь, что тем, кто более-менее ориентируется в современных театральных лабиринтах, фамилия Рудерман ничего не скажет. Да и режиссер-постановщик, который носит эту фамилию, взял ее недавно и использует в качестве творческого псевдонима. Называть настоящую фамилию Виктора не буду (это было бы просто неэтично), однако замечу, что режиссер-дебютант прошел в своей жизни через пестрые и извилистые круги российского шоу-бизнеса; он, в прошлой своей жизни, был и звукорежиссером студии звукозаписи, и проводил концерты, и был одним из руководителей музыкального клуба "Рокси", а также и директором группы "Пикник", и некоторых других составов - в частности, "Зимовье Зверей", и "Сплин", и занимался рекламой в "Театре ДДТ", и работал программным директором на одной из питерских радиостанций. Но однажды, лет шесть назад, он прочитал рассказ "Превращение" и потом захотел поставить его на сцене. В ту пору Виктор как раз был директором "Пикника".

Прошли годы. Рудерман (который на самом деле вовсе и не Рудерман) продолжал странствовать по лабиринтам шоу-бизнеса. "Пикник" любить не перестал, только со Шклярским сотоварищи уже не работал. И осенью прошлого года вдруг в полный рост включился в театральную деятельность - переделал и усовершенствовал собственную инсценировку, подобрал актеров и приступил к репетициям. Премьера спектакля "Превращение" состоялась 25 февраля на сцене ДК "Выборгский". Мне, правда, довелось увидеть эту постановку в интерьерах концертного зала возле Финляндского вокзала, что было не очень хорошо: так как и насквозь совдеповская, махрово-сталинисткая архитектура этого зала, и практически полнейшая его неприспособленность для проведения любых интересных мероприятий - давно уже вынудили меня поставить крест на посещении данной территории. Но в данном случае я табу нарушил, поскольку даже и Виктор не знал, да и теперь еще не знает, где же "Превращение" станет показываться в дальнейшем.

В "Превращении" звучит много музыки группы "Пикник" - в основном, из старого альбома "Родом Ниоткуда", но есть и другие "пикниковские" вещи. Песням Эдмунда Шклярского всегда был присущ некоторый мистицизм плюс загадочность, таинственность, ирреальность - эти мотивы прослеживаются и в последнем номерном диске "Королевство Кривых", и в предыдущих пластинках их ничуть не меньше. Как и любая другая инсценировка, театральная версия "Превращения" является сценической вариацией на предложенную (вернее, выбранную литературную) тему, и хотя все основные сюжетные линии рассказа Кафки сохранены - сценаристу и постановщику, естественно, пришлось ввести собственные авторские ходы. Да и как иначе - ведь Грегор, главный персонаж "Превращения", - когда просыпается, обнаруживает, что превратился в насекомое. И ежели, например, в кинофильме можно придумать разного рода изобразительные приспособления, то в театре актеру необходимо перевоплощаться в зеркале сцены; в спектакле Андрей Пирогов, играющий Грегора, остается трехмерным homo sapiens, использующим для собственных сценических метаморфоз грим, пластику, и прочие, сугубо театральные, технологии. Вместе с ним играют и другие исполнители. Наряду с традиционными и вполне естественными для драматического театра способами перевоплощения, Рудерман использует также и нечто вроде миманса, хореографии, пантомимы. Нельзя сказать, конечно, что постановка получилась стопроцентно успешной или совершенно безукоризненной, это, конечно, не так, но все же история из жизни обычной и небогатой семьи из Австрии, произошедшая в 20-е годы прошлого столетия, обретает вневременную ауру притчи, которая и в настоящем имеет множество аналогов. И всегда будет эти аналогии иметь. Потому что в основе спектакля - гениальная проза Кафки.


Через несколько дней после спектакля, мы и поговорили с Виктором Рудерманом:

- Расскажи предысторию этой постановки.
- Был большой тур группы "Пикник", связанный с выходом альбома "Жень Шэнь". Когда мы из него возвращались, мне в поезде случайно попалась книжка с рассказом "Превращение". Мы ехали, я читал. И как-то очень легко это у меня легло на душу, и просто и органично соотнеслось с музыкой группы, которую я безумно люблю и считаю, что это лучший коллектив России. По моему личному мироощущению. Очень легко, буквально за две недели, я написал инсценировку, но, наверное, она должна была еще отлежаться. Потом пришло какое-то понимание, я перечитал ее, что-то подправил, и мне захотелось посмотреть, как это будет на сцене. Потому что все отзывы на инсценировку (я осторожно давал ее кое-кому почитать) были положительными. И мне без конца советовали, что нужно попробовать поставить спектакль. Я пообщался с разными режиссерами, и пришел к выводу, что должен делать это сам. И сделал.

- Это твоя первая постановка? Или что-то еще было?
- Нет, зачем лукавить? Это мой первый театральный опыт.

- Твоя режиссерская премьера.
- Да.

- Почему была выбрана музыка именно "Пикника"?
- Я сначала хотел бы вернуться к предыдущему... У каждого человека в жизни всегда что-то происходит в первый раз. Когда-то в первый раз я пошел в школу, когда-то впервые стал звукорежиссером, когда-то научился играть на гитаре, когда-то первый раз мне подарили цветы на сцене, когда-то первый раз я стал директором программ российско-американской радиостанции, когда-то первый раз у меня родился ребенок. Все бывает в первый раз, поэтому, когда я первый раз попробовал что-то ставить на сцене, то у меня не было ни паники, ни страха. Не надо бояться что-то делать в первый раз. Ты уверен и знаешь: что ты делаешь, зачем; и когда ты понимаешь, что это что-то хорошее, то у тебя все получится.

- С кем ты осуществил ту постановку? Назови имена и фамилии актеров, которые работают вместе с тобой.
- С удовольствием. Андрей Пирог играет Грегора, Маму играет Ирина Молянская, известная петербургская актриса, Отца играет Артем Миллер, тоже известный актер. В роли Служанки - Оксана Сурнина. Введенного персонажа, которого я сам придумал и ввел в инсценировку, дурачка Альфреда - Всеволод Богомольный, а красавицу Грету - молодая петербургская актриса Наталья Малиновская.

- Но все-таки, почему именно группа "Пикник"?
- Я когда писал инсценировку, то не слышал других голосов, других интонаций, кроме тех, которые сейчас звучат на сцене. Я видел эти типажи - как они ходят, как двигаются, разговаривают... Я слышал только эту музыку. Тем более что дружеские отношения с Эдмундом открыли мне двери во все его музыкальные кладовые. Я без ограничений брал материал оттуда, только оттуда, и он необходим и достаточен в этой постановке.

- Какие конкретно песни ты использовал в своей постановке?
- Использованы произведения из разных альбомов, другое дело, что есть ключевые, очень сильные сцены. Это, например, сцена смертельного ранения отцом своего сына - там звучит блюз "Стоя на этой лестнице" из пластинки "Родом Ниоткуда" - и уход Грегора из земной жизни (песня "Интересно" из того же альбома).

- У тебя есть персонажи (я бы назвал их духами, что ли), не имеющие в своей природе конкретного, реального объяснения. Их действия происходят на фоне инструментальной музыки. Это тоже композиции "Пикника"?
- Во-первых, не только на фоне инструменталов, а и на фоне песен. Они олицетворяют, по моей задумке, то мистическое начало, которое неизбежно и неизбывно существует - убежден - в этом мире. Очень глупо и наивно предполагать, что люди на Земле - это единственное, что здесь есть. Я убежден, что параллельный мир какой-то существует, мы просто не можем этого понять, потому что, к сожалению, на девяносто процентов свой мозг не используем. Мы можем осознать только то, что видим, чувствуем, осязаем - достаточно простенько живем мы так. Незатейливо, если честно. Другое дело, что в спектакле, помимо драматической основы, есть и музыкально-драматическая часть: вот эти люди-духи, о которых ты говоришь, вот эти танцоры - здесь я тоже отошел, попытался, по крайней мере, отойти от какого-то шаблонного штампа - я не взял шоу-герлз, чтобы люди вздыхали, глядя на красивые обнаженные фигуры, и хотя они у нас в спектакле и не очень одеты, конечно, но тем не менее...

- Но не очень и раздеты.
- Но не очень и раздеты, да. И пластика их не совсем стандартна для шоу-балета. В них есть что-то вывихнутое. То есть, элемент восточной притчи - "У самого красивого дворца должен быть один угол незавершенный".

- Но в спектакле, который я видел, все это, тем не менее, как-то увязывается с текстом Кафки и с музыкой "Пикника".
- Но я хочу добавить, что тот зритель, который ходит на наш спектакль, видимо, умеет читать знаки и символы "Пикника", и поэтому для него спектакль понятен, близок и искренен.

- Эдмунд Шклярский видел эту постановку?
- Нет, Эдмунд не видел. Он посмотрел только небольшие видеонарезки, которые были сделаны на премьерном показе. Видела вся его семья, все его друзья, а он был на гастролях, к сожалению.

- Которые у него очень часто бывают.
- Да, у него очень плотный график, ему не разорваться.

- Вряд ли нужно объяснять, про что говорится в рассказе "Превращение"; но все-таки - о чем твой спектакль?
- Если просто, то... В одной семье вдруг один из ее членов стал не понятен. По каким-то причинам. Это, может быть, в конце концов, наркоман, неизлечимо больной алкоголик, ребенок-даун, - от которого все уже устали и отворачиваются, причем отворачиваются самые близкие, родные по крови люди. От кого? От своего сына. То есть, в общем-то, спектакль о любви к человеку. Не женщины к мужчине, а просто к человеку. И о предательстве человеческом.

- Надеюсь, что эта постановка будет в дальнейшем совершенствоваться, и что за ней последуют другие. Какие и когда - этого, наверное, ты и сам пока сказать не можешь. Но я очень рад, что этот спектакль уже состоялся, что он идет, что его видят люди, и что в нем звучит музыка группы "Пикник". Все это очень вписывается одно в другое.
- Спасибо.

George Гуницкий, специально для РокмЬюзик.Ру
27.04.2005
2002-2005 © Новая Азбука


Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100